Алексей Казанцев (alexeykazantsev) wrote,
Алексей Казанцев
alexeykazantsev

Совет отчаявшемуся.



Соболезную душой большому горю.
Только жизнь на месте не стоит.
Я и сам терял, от вас не скрою,
Рана в сердце до сих пор болит.

В церкви я за всех поставлю свечи,
Что как маячок для них в ночи.
Кто сказал, что время всё излечит,
Тот не знает, как душа КРИЧИТ.

Мы их не забудем, это точно!
И для них наша любовь важна.
Кровью с ними связаны мы прочно.
Не отмщение, молитва им нужна.

Месть, всего лишь гнусная химера.
Каждому воздастся по делам!
Зло - рождает Зло, и только Вера
Открывает нам дорогу в Храм.

Где пред Богом все - родные дети.
Те кто умер и кто жив сейчас.
Не губите душу в лихолетье,
Лишь Любовь её спасает в нас.

Алексей Казанцев.  25.03.2015г.
Tags: Мои стихи., Повтор.
Subscribe

  • Рядом

    Спускался вечер, лёгкой позолотой Окрашивая кроны тополей, Перекликаясь в окнах звонкой нотой, Он бликовал на маковках церквей.…

  • Евгений Леонов об искусстве и о главном в жизни.

    Великий артист Евгений Леонов даёт интервью Леониду Парфёнову для передачи "Портрет на фоне", декабрь 1992 года. Евгений Леонов делится мыслями об…

  • Стихотворный триптих

    Часть 1 Часть 2 Часть 3 Уроки вальса В сырую зябкость улиц погружаясь, спускалось утро сорванным листом. Я шёл, в свинцовых лужах…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments

  • Рядом

    Спускался вечер, лёгкой позолотой Окрашивая кроны тополей, Перекликаясь в окнах звонкой нотой, Он бликовал на маковках церквей.…

  • Евгений Леонов об искусстве и о главном в жизни.

    Великий артист Евгений Леонов даёт интервью Леониду Парфёнову для передачи "Портрет на фоне", декабрь 1992 года. Евгений Леонов делится мыслями об…

  • Стихотворный триптих

    Часть 1 Часть 2 Часть 3 Уроки вальса В сырую зябкость улиц погружаясь, спускалось утро сорванным листом. Я шёл, в свинцовых лужах…