Алексей Казанцев (alexeykazantsev) wrote,
Алексей Казанцев
alexeykazantsev

Нескучный вечер.

Вагонные байки.
Так получилось, что все молодые годы у меня прошли на железной дороге, где я работал проводником. Жизнь на колесах очень своеобразна - засыпаешь на работе, просыпаешься на работе, за 5-7 дней проезжаешь несколько климатических зон и часовых поясов. Мимо пролетает множество населенных пунктов, в которых идет своя жизнь. А еще, огромный поток люд ей. Конечно, в этой работе, как и в любой другой, бывают курьезные случаи. Пару таких случаев из собственной жизни я и хочу вам рассказать.


В городе Сочи темные ночи.
Как-то сняли меня с планерки на Москву и отправили с прицепными вагонами в Адлер. Сначала я жутко расстроился, а потом подумал – «когда еще на халяву на море побываешь?»
Было самое начало октября, а погода на побережье стояла еще летняя. Поезд пришел в Адлер утром, а уезжали мы только вечером. Поэтому наскоро приведя вагон в порядок, мы весь день провели на море.
Вечером, обгоревшие, но счастливые отправились в обратный путь. Мой вагон шёл хвостовым, и нас раскачивало из стороны в сторону на каждом повороте. За окном пролетали бесконечные Черноморские пляжи, и где-то далеко солнце уже касалось края воды.
Когда отъехали от Сочи уже темнело и мы включили вечернее освещение. Пока разместили пассажиров, раздали постельное белье и чай, заполнили документы, прошло около часа. Вышли в тамбур покурить и открыли переходную дверь. А на улице темень непроглядная, хоть глаз коли!
Я и говорю напарнице - вот не зря же говорят - в городе Сочи темные ночи. Посмотри, ни одной звезды на небе. Надо же, какая темнота густая!
Она со мной соглашается, кивает. И тут… мы выезжаем из тоннеля.

Помаши мне рукой.
Однажды всю мою бригаду отправили на Екатеринбург. А из наших, никто туда раньше не ездил и дорогу не знал. Но начальство, как всегда взбодрило, раздав в каждый вагон книгу расписания поездов, где указаны все станции и время проезда и стоянок.
До Екатеринбург а доехали без происшествий, так как все вагоны почти под завязку были набиты пассажирами из ближнего зарубежья, которые если и выходили, то только в больших городах.
В обратный путь ехали обычные пассажиры, кто-то по делам, кто в гости, кто отдыхать. Здесь, посадка и высадка шла по всему маршруту, а среди станций было много мелких населенных пунктов.
Сначала мы прекрасно ориентировались с помощью книги, но в Челябинске состав задержали на два часа, где-то впереди произошел сход товарняка, и дальше ехали рывками - то притормаживая на светофорах, то неслись, пытаясь сократить отставание.
Надо сказать, что наш состав был сборный, поэтому на крупных узловых станциях к нему шла прицепка, и в Екатеринбург мы приехали махиной вагонов а двадцать. Состав такой длины даже в больших городах с трудом помещается на перроне. Мой вагон на обратном пути оказался в самом хвосте, из-за чего название маленьких станций я узнавал только когда поезд, набирая скорость, проносился мимо.
Была середина апреля, и здесь, за Уралом, только-только сошел снег. Грязь стояла непролазная. Темнело. Я подошел к пассажиру, который, судя по расписанию, должен выходить на следующей остановке. Это был мужчина лет тридцати пяти, в костюме, при галстуке, и с огромным пластиковым чемоданом на колесиках. Разговорились. Оказалось он командировочный, сюда едет в первый раз и как выглядит его станция, понятия не имеет. Мы вместе прикинули примерное время прибытия и стали ждать.
Ровно в расчетное время поезд сбавил ход и остановился. Где-то вдалеке слева виднелось небольшое сооружение, похожее на станционный пункт. Мужчина, немного засомневавшись, попросил: - если не моя, помаши мне рукой,- и спрыгнул с подножки. Нога у него поехала по влажному гравию и он чуть не свалился в грязь наезженной колеи, которая шла вдоль насыпи.
Мне было искренне жаль мужчину, который поздним вечером пытался катить по грязи неподъемный чемодан, но только проезжая мимо домика, который мы приняли за станцию, я осознал весь масштаб трагедии. Этот домик оказался всего лишь сторожкой путевых осмотрщиков.
Конечно, я помахал ему рукой, правда не знаю, стало ли ему от этого легче. А до его станции мы ехали еще минут десять, и с обеих сторон нас окружал густой лес.
Tags: Моя проза.
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Зелёно-жёлтая пора...

    Зелёно-жёлтая пора, Где краски ярки, дни прозрачны, Накалы чувств не однозначны, И нет ни завтра, ни вчера. По лужам расплескалась ночь. Дождь…

  • Рядом

    Спускался вечер, лёгкой позолотой Окрашивая кроны тополей, Перекликаясь в окнах звонкой нотой, Он бликовал на маковках церквей.…

  • Евгений Леонов об искусстве и о главном в жизни.

    Великий артист Евгений Леонов даёт интервью Леониду Парфёнову для передачи "Портрет на фоне", декабрь 1992 года. Евгений Леонов делится мыслями об…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments

Recent Posts from This Journal

  • Зелёно-жёлтая пора...

    Зелёно-жёлтая пора, Где краски ярки, дни прозрачны, Накалы чувств не однозначны, И нет ни завтра, ни вчера. По лужам расплескалась ночь. Дождь…

  • Рядом

    Спускался вечер, лёгкой позолотой Окрашивая кроны тополей, Перекликаясь в окнах звонкой нотой, Он бликовал на маковках церквей.…

  • Евгений Леонов об искусстве и о главном в жизни.

    Великий артист Евгений Леонов даёт интервью Леониду Парфёнову для передачи "Портрет на фоне", декабрь 1992 года. Евгений Леонов делится мыслями об…