Алексей Казанцев (alexeykazantsev) wrote,
Алексей Казанцев
alexeykazantsev

Categories:

Элиза Часть 4






Но однажды, посыльный принёс мне на дом записку от Элизы, где она настаивала на срочной встрече. Во время рандеву в парке, протягивая ко мне свои ладони, она со слезами на глазах шептала: «Я согласна! Я согласна!..» Обеспокоенный её состоянием, я не сразу понял, о чём идёт речь. Оказалось, что накануне отец объявил ей своё решение – выдать её замуж. Претендентом на руку был его помощник, мистер Конорс, человек, имеющий хорошее положение в обществе и приличный доход, к тому же, давно влюблённый в неё, и показавший себя верным другом семьи. Элиза умоляла отца не делать этого, ведь мистер Конорс был вдвое старше и имел довольно неприятную внешность: худощавый, высокий, с заострёнными, резкими чертами лица и крючковатым носом, он напоминал хищную птицу. Но сэр Вильям остался непреклонен.

Медлить было нельзя! Получив расчёт в конторе, я дальше действовал чётко по намеченному плану. Через три дня вечером дилижанс увозил нас в сторону Мидленда. Моя возлюбленная, до этого казавшаяся решительной, теперь притихла и выглядела абсолютно растерянной. Что за мысли владели ей я не знал, но интуитивно чувствовал, что расспрашивать сейчас не время. Всю ночь мы тряслись в повозке по ухабистой дороге под монотонный стук дождя и пронзительный свист ветра. Лишь на рассвете, совершенно разбитые, мы наконец-то добрались до постоялого двора, где рассчитывали отдохнуть и перекусить. Я отвёл Элизу в комнату, а сам спустился вниз, чтобы заказать завтрак. Когда я вернулся, она лежала на кровати в полузабытьи: её щёки пылали, а на лбу выступила испарина. Положив ей на голову мокрое полотенце и дав воды, я присел рядом. Тогда, она обняла мою руку и шёпотом просила: «Не уходи! Пожалуйста, не уходи…»
К вечеру ей стало лучше, и она немного поела, но ни о какой дороге речи идти не могло. Пришлось задержаться ещё на сутки. Отправились в путь мы только на третий день с утра, но не успели проехать и тысячи ярдов, как нас догнал лёгкий полицейский экипаж. Меня арестовали…

Мой визави склонил голову и притих. Его плечи опустились вниз, словно придавленные грузом воспоминаний. Я глянул в окно: дождь почти закончился, и на лужах появились огромные пузыри.
- Вы не против выпить чего-нибудь покрепче? – предложил я, чтобы хоть как-то взбодрить старика.
- В этом заведении подают неплохой бренди, – отозвался он.
- Вот и отлично!
Сходив к стойке, я принёс фужеры и бутылку "Арманьяка". Мой собеседник внимательно наблюдал за тем, как бренди наполняет бокалы. Затем, взяв один из них, залпом осушил его. Я налил ещё, и он проделал то же самое. Наполненный в третий раз фужер, он легонько отодвинул в сторону.
- Расскажите, что произошло дальше? – попросил я.
- Дальше… - растягивая звуки произнёс он, – Дальше меня привезли в город и посадили в камеру. На следующий день ко мне пришёл сэр Вильям. Он, как любящий отец, просил не упоминать имени его дочери на суде, а взять на себя вину за кражу драгоценностей, что полицейские умело подсунули мне в карман при задержании. Взамен, он обещал смягчения наказания. Я безоговорочно согласился. Разве мог я поступить иначе, когда на кону стояла честь любимой женщины!?
Суд приговорил меня к пяти годам каторжных работ, но по просьбе адвоката сэра Вильяма, отбывание наказания заменили на двадцать лет переселения в Капскую колонию. Это было ударом! Двадцать лет… Для молодого человека это целая жизнь! Я находился в полном отчаянии.

В день, когда нас, как скот, грузили в трюм корабля, отплывающего в южную Африку, я в последний раз увидел Элизу. Она стояла в стороне, рядом с мисс Томпсон, которая поддерживала её под локоть. Лица обеих находились под густой чёрной вуалью, но я сердцем разглядел и запомнил каждую чёрточку её лица, каждую слезинку на её ресницах…

Часть 5
Tags: Моя проза., Новое
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Зелёно-жёлтая пора...

    Зелёно-жёлтая пора, Где краски ярки, дни прозрачны, Накалы чувств не однозначны, И нет ни завтра, ни вчера. По лужам расплескалась ночь. Дождь…

  • Рядом

    Спускался вечер, лёгкой позолотой Окрашивая кроны тополей, Перекликаясь в окнах звонкой нотой, Он бликовал на маковках церквей.…

  • Евгений Леонов об искусстве и о главном в жизни.

    Великий артист Евгений Леонов даёт интервью Леониду Парфёнову для передачи "Портрет на фоне", декабрь 1992 года. Евгений Леонов делится мыслями об…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments

Recent Posts from This Journal

  • Зелёно-жёлтая пора...

    Зелёно-жёлтая пора, Где краски ярки, дни прозрачны, Накалы чувств не однозначны, И нет ни завтра, ни вчера. По лужам расплескалась ночь. Дождь…

  • Рядом

    Спускался вечер, лёгкой позолотой Окрашивая кроны тополей, Перекликаясь в окнах звонкой нотой, Он бликовал на маковках церквей.…

  • Евгений Леонов об искусстве и о главном в жизни.

    Великий артист Евгений Леонов даёт интервью Леониду Парфёнову для передачи "Портрет на фоне", декабрь 1992 года. Евгений Леонов делится мыслями об…